165300 Архангельская обл., г. Котлас, ул. Кузнецова, 6а
тел/факс: (81837) 5-10-22 e-mail: kotlaslib@yandex.ru
Котласская
централизованная 
библиотечная система
17
Августа
Родился Антон Антонович Дельвиг (1798 — 26.1.1831), барон, русский поэт, издатель, друг и одноклассник…
В 1941 году в катакомбах Одессы, во время бомбежки родился Николай Николаевич Губенко,…
Памятники Котласа
Памятники
Котласского района
Котлас в годы войны (1941-1945)
Котлашане - Герои Советского Союза
Котлас в биографиях киноактёров
Котлас литературный
Сводный каталог периодики библиотек Котласа
Документы местного самоуправления
«Все начинается с семьи»
Семейные саги позволяют окунуться в мир нескольких поколений, увидеть как меняются традиции, времена, как взрослеют любимые герои.
читать далее
Котлашане - Герои Советского Союза
15 участников Великой Отечественной войны, родившихся и живших в Котласском районе и Котласе, были удостоены звания Героя Советского Союза. С присвоением звания вручались медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина...
читать далее
Услуги библиотеки
Помимо традиционных бесплатных услуг. Библиотека предоставляет дополнительные услуги по распечатке, копированию, ламинированию...
читать далее
Библионочь в центральной библиотеке
20 апреля в рамках акции «Библионочь» в центральной городской библиотеке состоялся чемпионат по библиофутболу.
читать далее
Обзоры
Проекты
Услуги
События
В 1836 году в Московском Кремле установлен Царь-Колокол.
В Московском Кремле у подножия высочайшей (когда-то) российской колокольни стоит крупнейший в мире колокол. Из-за российской любви ко всему большому и величественному народная молва решила, что нарекли его Царь-Колоколом за колоссальные размеры. Масса колокола составляет около 202 тонн, язык колокола весит 5 тонн. Высота — 6 м 60 см, а диаметр "юбки", т.е. нижней, широкой части колокола — 6 м 14 см. В конце ХХ века в провинции еще бытовала легенда о том, что внутри Царь-Колокола по кругу может ездить повозка, запряжённая тройкой лошадей. Отлит в 1733-35 русскими мастерами И. Ф. и М. И. Маториными. Во время пожара 1737 от "Царя-Колокола" отвалился кусок в 11,5 т. На самом деле имя колокола никак не связано с его величиною. Появилось оно лишь 100 лет спустя после отливки. Архитектор А. А. Монферран в 1836 году увенчал колокол державой — символом царской власти. Благодаря этой державе (а вовсе не из-за своих размеров) колокол и получил своё прозвание "Царь-Колокол".
Скончался Ганс Христиан Андерсен (2.4.1805 — 1875), датский писатель-сказочник.
С раннего детства Ганс часто мечтал и "сочинительствовал", ставил дома спектакли. Любимой его игрой был кукольный театр. В 1816 году мальчик начал работать подмастерьем у портного. Потом была сигаретная фабрика. В четырнадцать лет будущий писатель уехал в столицу Дании — Копенгаген. И устроился в Королевский театр, где играл роли второго плана. В 1829 году был опубликован его рассказ в фантастическом стиле "Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера". В 1835 году Андерсену приносят известность "Сказки". В 1847 году писатель уехал в Англию. Под рождество 1872 года была написана последняя сказка Ганса Христиана Андерсена. В 1872 году писатель получил серьезные травмы в результате падения, от которых лечился в течение трех лет. В 1875 году Ганс Христиан Андерсен скончался. Всемирную известность обрели его сказки "Гадкий утёнок", "Принцесса на горошине", "Дикие лебеди", "Дюймовочка", "Русалочка", "Снежная королева" и многие другие, на которых выросло не одно поколение детей во всем мире. Еще при жизни писателя они были переведены на многие языки, в том числе и на русский.
Умер поэт Михаил Кузьмич Луконин (29.10.1918 — 1976).
Вот как пишет в воспоминаниях о Михаиле Луконине другой поэт фронтового поколения Сергей Наровчатов: "Известность раньше всех в нашем поколении пришла к Луконину. Впечатлительный до страстности, он первым выплеснул из сердца увиденное и пережитое в финских снегах. После долгого перерыва — со времён гражданской! Это оказались первые солдатские стихи о войне. На финском фронте побывали поэты старше и опытнее нас, но война их так не обожгла, как нас - двадцатилетних ребят, сразу попавших в её морозное пекло". Начиная читать стихи Луконина, — продолжает Наровчатов, — "…вы сразу понимали, что пришёл новый, незнакомый вам поэт, со своим способом изъяснения, своей интонацией, словарём, взглядом на жизнь… они становились трамплином перед прыжком. Прыжком к великолепным обобщениям, вошедшим потом в философию поколения": Я бы всем запретил охать. Губы сжав - живи! Плакать нельзя! Не позволю в своём присутствии плохо отзываться о жизни, за которую гибли друзья. Последние строки звучали, как лозунг, и они действительно стали лозунгом, активным и наступательным.