165300 Архангельская обл., г. Котлас, ул. Кузнецова, 6а
тел/факс: (81837) 5-10-22 e-mail: kotlaslib@yandex.ru
Котласская
централизованная 
библиотечная система
26
Апреля
В 1933 году в Германии образована тайная полиция Гестапо.
В 1986 году, глубокой ночью, в 1 час 23 минуты, произошла авария на 4-м блоке Чернобыльской…
Памятники Котласа
Памятники
Котласского района
Котлас в годы войны (1941-1945)
Котлашане - Герои Советского Союза
Котлас в биографиях киноактёров
Котлас литературный
Сводный каталог периодики библиотек Котласа
Документы местного самоуправления
Новые книги – интересные имена
Абонемент центральной городской библиотеки предлагает своим читателям полистать страницы новых книг.
читать далее
Котлашане - Герои Советского Союза
15 участников Великой Отечественной войны, родившихся и живших в Котласском районе и Котласе, были удостоены звания Героя Советского Союза. С присвоением звания вручались медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина...
читать далее
Услуги библиотеки
Помимо традиционных бесплатных услуг. Библиотека предоставляет дополнительные услуги по распечатке, копированию, ламинированию...
читать далее
90 лет центральной городской библиотеке
18 декабря прошёл День открытых дверей, в честь 90-летнего юбилея центральной городской библиотеки.
читать далее
Обзоры
Проекты
Услуги
События
В 1836 году в Московском Кремле установлен Царь-Колокол.
В Московском Кремле у подножия высочайшей (когда-то) российской колокольни стоит крупнейший в мире колокол. Из-за российской любви ко всему большому и величественному народная молва решила, что нарекли его Царь-Колоколом за колоссальные размеры. Масса колокола составляет около 202 тонн, язык колокола весит 5 тонн. Высота — 6 м 60 см, а диаметр "юбки", т.е. нижней, широкой части колокола — 6 м 14 см. В конце ХХ века в провинции еще бытовала легенда о том, что внутри Царь-Колокола по кругу может ездить повозка, запряжённая тройкой лошадей. Отлит в 1733-35 русскими мастерами И. Ф. и М. И. Маториными. Во время пожара 1737 от "Царя-Колокола" отвалился кусок в 11,5 т. На самом деле имя колокола никак не связано с его величиною. Появилось оно лишь 100 лет спустя после отливки. Архитектор А. А. Монферран в 1836 году увенчал колокол державой — символом царской власти. Благодаря этой державе (а вовсе не из-за своих размеров) колокол и получил своё прозвание "Царь-Колокол".
Скончался Ганс Христиан Андерсен (2.4.1805 — 1875), датский писатель-сказочник.
С раннего детства Ганс часто мечтал и "сочинительствовал", ставил дома спектакли. Любимой его игрой был кукольный театр. В 1816 году мальчик начал работать подмастерьем у портного. Потом была сигаретная фабрика. В четырнадцать лет будущий писатель уехал в столицу Дании — Копенгаген. И устроился в Королевский театр, где играл роли второго плана. В 1829 году был опубликован его рассказ в фантастическом стиле "Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера". В 1835 году Андерсену приносят известность "Сказки". В 1847 году писатель уехал в Англию. Под рождество 1872 года была написана последняя сказка Ганса Христиана Андерсена. В 1872 году писатель получил серьезные травмы в результате падения, от которых лечился в течение трех лет. В 1875 году Ганс Христиан Андерсен скончался. Всемирную известность обрели его сказки "Гадкий утёнок", "Принцесса на горошине", "Дикие лебеди", "Дюймовочка", "Русалочка", "Снежная королева" и многие другие, на которых выросло не одно поколение детей во всем мире. Еще при жизни писателя они были переведены на многие языки, в том числе и на русский.
Умер поэт Михаил Кузьмич Луконин (29.10.1918 — 1976).
Вот как пишет в воспоминаниях о Михаиле Луконине другой поэт фронтового поколения Сергей Наровчатов: "Известность раньше всех в нашем поколении пришла к Луконину. Впечатлительный до страстности, он первым выплеснул из сердца увиденное и пережитое в финских снегах. После долгого перерыва — со времён гражданской! Это оказались первые солдатские стихи о войне. На финском фронте побывали поэты старше и опытнее нас, но война их так не обожгла, как нас - двадцатилетних ребят, сразу попавших в её морозное пекло". Начиная читать стихи Луконина, — продолжает Наровчатов, — "…вы сразу понимали, что пришёл новый, незнакомый вам поэт, со своим способом изъяснения, своей интонацией, словарём, взглядом на жизнь… они становились трамплином перед прыжком. Прыжком к великолепным обобщениям, вошедшим потом в философию поколения": Я бы всем запретил охать. Губы сжав - живи! Плакать нельзя! Не позволю в своём присутствии плохо отзываться о жизни, за которую гибли друзья. Последние строки звучали, как лозунг, и они действительно стали лозунгом, активным и наступательным.